Экспедиция 2013 г.

Наконец-то тайга

Перед предстоящей экспедицией в тайгу я больше всего боялся медведей. Оружия у нас с собой не было и времени его раздобыть тоже. Да и все равно мы не умеем с ним обращаться. Единственная наша защитная стратегия - как можно громче шуметь и надеяться, что мы не встретим косолапого. Но парадокс в том, что оказывается, в тайге даже не обязательно встречать медведя. Она преспокойно «сожрет» вас сама, если ей вздумается. Я прожил в общей сложности больше месяца зимой на Байкале: мороз минус 20, сильный ветер – на озере от него не скрыться, ежедневные переходы… Но ТАЙГА гораздо хуже. Без шуток…

Никогда в жизни мне не было так холодно, как сейчас в тайге. Никогда со мной не случалось, чтобы я за целый месяц не смог ни разу как следует выспаться. Никогда в жизни я не ходил сутками в сырой одежде, и не застревал на несколько дней кряду в таком положении, на которое не могу никак повлиять. В тайге все из вышеперечисленного я пережил на собственной шкуре. И я нисколько не драматизирую. Просто делюсь впечатлениями.

Из Янова Стана, куда мы прилетели на вертолете, мы отправились по остаткам железнодорожной насыпи на восток. Нашей целью был лагерь под названием «Ключ». Судя по спутниковым картам, он с виду лучше всего сохранился. Из-за его отдаленности и труднодоступности был шанс, что его не сильно развалили охотники, которые используют лагерные постройки для временного пристанища во время своих охотничьих вылазок. Каждый из нас тащил 25-30-килограммовый рюкзак. Еда на 9 дней, штативы, фотоаппараты, видеокамеры, солнечные панели, запасные батареи… А также бензопила и 25 литров бензина. Если лагерь действительно хорошо сохранился, мы собирались его расчистить, насколько возможно, от зарослей и сфотографировать со всех сторон как на Google Street View. В том числе изнутри. Мы мечтали создать виртуальный музей, куда каждый сможет зайти из дома и осмотреть всю лагерную зону. Таскать с собой бензопилу, конечно, безумие, но разве весь наш проект не граничит с безумием?

Поход в тайге, пусть и по заброшенной насыпи, стоил бы отдельной главки. В двух словах – повсюду одни деревья, кусты, болота, ручьи и озера, да к тому же полчища разного гнуса, который набросится на тебя, стоит только на секунду остановиться. Без насыпи ходить по тайге практически невозможно. Стоит сделать два шага в сторону, три раза повернуться кругом, и вот ты уже в … Солнца сквозь заросли невидно, ты понятия не имеешь даже, где север, а где юг. В некоторых местах деревья растут так густо, что на два метра вперед уже ничего не видно. Шанс дойти «куда-нибудь», если отправиться в произвольном направлении, ничтожен – ты в тайге, где на 500 км кругом может не быть ничего.

Однажды нам пришлось обходить огромную трясину. На одном участке насыпь совсем смыло, от другого берега нас разделяло метров 15 воды. Переходить вброд в такой холод нам решительно не хотелось – я уже не говорю о том, что невозможно было понять, насколько там глубоко. Утонуть в болоте – конец довольно мучительный. Обходить нам пришлось всего-то каких-нибудь 4 км. Само собой – до смешного мало – но опять же пока вы не окажетесь посреди тайги. Это нужно пережить на собственной шкуре. Тайга – одна сплошная губка, пропитанная водой. Наши горные ботинки превратились в ведерки с водой и грязью. На самых мелких участках нашего «обходного пути» мы шли по колено в болоте. Сплошной кайф. Где мы примерно находимся, мы, к счастью, могли определять по огромному болоту, которое обходили. А если бы пришлось идти без насыпи?… я бы не стал так рисковать. Пройти эти жалкие 4 км у нас заняло почти 3 часа! Вечером у костра мы признались друг другу, что всем было страшно и все были на грани отчаянья. О том, что нам предстоит возвращаться назад той же дорогой, мы предпочитали не думать.

За полкилометра от нашего лагеря тайга почернела. Покуда хватало глаз, вокруг торчали обожженные стволы. О пожарах в этих краях мы слышали от охотников еще до отъезда из Чехии. Помню я еще шутил, мол потащимся за тридевять земель и найдем кучку пепла. К несчастью, так оно и случилось. От лагеря остались лишь груды обгорелых бревен. Причем по руинам можно было судить, что лагерь до пожара действительно очень хорошо сохранился. Всюду на земле валялись дверные ручки, оконные стекла, а также миски для еды, кружки, обломки печей и вешалок… Среди развалин карцера сохранилась тройная, обитая железом дверь с маленьким окошком в бывшую одиночную камеру. Мы чуть не плакали. Целый кусок истории, который мы приехали хотя бы как-то задокументировать, безвозвратно стерт с лица земли.

Следующая новость